Расследование о массовой гибели пчел в России

Наш мир – единый. Это один большой живой организм. И массовая гибель насекомых, малых пташек или рыбок в речке – это индикатор состояния всего организма. Внимание – иммунные тела гибнут! А гибель комплексов почвенных бактерий и грибков еще и не отметили толком даже ученые: слишком они маленькие и не заметные. А они – фундамент всего организма, который мы технологическим «освоением природы» уже порушили.Но, на примере пчел. Только что проблема массовой гибели пчел проявилась у нас в стране. Прямо сейчас, летом 2019 года. В Америке и Европе с этим столкнулись на несколько лет раньше, чем мы. И решения нет, не найдено пока. Статьи и материалы об этом есть во всех СМИ. Все документировано, признано государственными органами. Сто процентов реальность, никаких преувеличений или «фейков»! И сейчас уже есть данные масштабных анализов, лабораторных исследований. Итак, почему, в чем причина массовой гибели пчел сейчас? Россельхознадзор обвиняет Минэкономразвития в потере контроля над пестицидами. Региональные власти районов Черноземья еще не дожидаясь федеральных властей начали исследования проблемы и поиск методов ее решения. Сами! Для установления причин гибели насекомых, сотрудники Россельхознадзора Белгородской области исследовали 101 пробу подмора пчел от 98 владельцев пасек из Белгородской, Воронежской, Курской, Тамбовской и Липецкой областей. Были проведены исследования растений, выращиваемых на обрабатываемых полях, которые опыляют пчелы. Белгородская лаборатория считается одной из лучших, поэтому начали проводить исследования по всем регионам Черноземья они. В 73 пробах подмора были выявлены остаточные количества действующих веществ пестицидов (фипронил, диметоат, циперметрин, лямбда-цигалотрин). В образцах растений также обнаружили остаточные количества пестицидов. Исследования продолжаются, берутся новые пробы. Эксперты пришли к выводу, что причиной массовой гибели пчел стало отравление.

Начальник управления ветеринарии Курской области Сергей Турнаев говорит, что гибель пчел зафиксирована в 15 муниципалитетах: «Всего к нам обратились 227 пчеловодов, у которых погибло 5,8 тыс. пчелосемей. Основная причина гибели — обработка полей химикатами, в основном фосфорорганическими соединениями, от вредных насекомых». По оценке курских властей, прямой материальный ущерб уже превысил 20 миллионов. Как видите, и государственные органы не бездействуют. Реальное бедствие для аграрных регионов. Всех регионов! Мы живем в одном мире, муниципальные границы не защищают от разрушения биологических систем! Точно такие же данные дают научные исследования не только по всему Черноземью, но и в Сибири или за рубежами нашей Родины! Массовая гибель пчёл этим летом, 2019 года, зафиксирована и в Башкирии, Удмуртии, Марий Эл, Алтайском крае и т. д.

Давайте предметно разберемся, что происходит и как это касается каждого из нас. Каждого! Не только пчеловодов или аграриев, но и каждого горожанина!

Пестициды — химические средства, используемые для борьбы с вредителями и болезнями растений, а также с различными паразитами, сорняками, вредителями зерна и зернопродуктов, древесины, изделий из хлопка, шерсти, кожи, с эктопаразитами домашних животных, а также с переносчиками опасных заболеваний человека и животных. Понятие пестицидов объединяет следующие группы таких средств: гербициды, уничтожающие сорняки; инсектициды, уничтожающие насекомых-вредителей; фунгициды, уничтожающие патогенные грибы; зооциды, уничтожающие вредных теплокровных животных; и т. д.Большая часть пестицидов — это яды, отравляющие организмы-мишени, но к ним относят также стерилизаторы (вещества, вызывающие бесплодие) и ингибиторы роста (подавляющие рост).Пестициды также называют ядохимикатами, однако понятие пестицидов поглощает данное определение, так как в целом к пестицидам относится широкий ряд химических средств защиты растений.

Гербициды — химические вещества, применяемые для уничтожения растительности. По характеру действия на растения делятся на гербициды сплошного действия, убивающие все виды растений, и гербициды избирательного (селективного) действия, поражающие одни виды растений и не повреждающие другие. Первые применяют для уничтожения растительности вокруг промышленных объектов, на лесных вырубках, аэродромах, железных и шоссейных дорогах, под высоковольтными линиями электропередачи, в дренажных каналах, прудах и озёрах; вторые — для защиты культурных растений от сорняков (химическая прополка).

Это определение понятий из Википедии. Добавлю, что в самих словах есть корень «caedo» — «убивать». Это принципиально яды, убивающие живые организмы на клеточном уровне. Их делят на убивающие насекомых или растения весьма условно: убивают они все живое. Просто инсектициды убивают тараканов лучше, чем людей. Но и людей они также убивают: вот, честное слово, яд для тараканов и людям жрать не рекомендуется! А мы это едим. По данным ВОЗ, почти 85% всех овощей и фруктов так или иначе контактируют с различными пестицидами. Как понимаете, данные это официальные – то есть осторожные, «как минимум», то, что не признать невозможно. Что попадает в аграрную продукцию неизвестно. Системы тотального контроля, анализа каждой партии продуктов нет вообще нигде в мире.

В России в настоящее время используется более 900 наименований различных пестицидов для борьбы с сорняками, вредителями и т. д. Официально зарегистрированных.

Итак, что произошло сейчас, в 2019 году? Гибель пчел началась настолько массовая и во всех регионах страны, что сразу «пробрало» и власти, и «засветилось» во всех СМИ.

Почему «бомбануло» именно сейчас, если пестициды не новинка: все эти яды применяются уже много лет? Причин несколько:

1. «Накопившийся экологический риск» или биоаккумуляция. Куда, думаете, попадают яды, использующиеся долгие годы? Что-то в грунтовые воды и реки. Что-то в плоды, листья или семена растений. Мы это покупаем в магазине и едим. Или сразу, или с мясом или молоком. Основная же масса остается в почве. Концентрация растет год от года.

2. Развитие крупного агро-бизнеса и отсутствие государственного контроля. Происходит укрупнение и монополизация аграрного рынка. Цель – прибыль. Задача создания жизнеспособной биологической системы, производства чистых продуктов не ставится вообще. Использование земли на истощение, с получением максимальной прибыли прямо сейчас. Хозяйства, работающие «по старинке», на навозе и севообороте, становятся реально не конкурентоспособными. На «большой химии» себестоимость продукции ниже. В результате, традиционное хозяйство умирает, а промышленное производство расширяется. При этом, компании-производители ядохимикатов – это международные гиганты. Они успешно лоббируют свои интересы, оплачивают экспертизы «безопасности» своей продукции, проплачивают законы об увеличении ПДК (предельно допустимых концентрациях вредных веществ). А государственных лабораторий катастрофически не хватает. Да и лишены они законами за последние годы права на контроль во многом.

Что касается китайских компаний, их все больше приходит на наш рынок. По результатам экспедиции, на Дальнем Востоке я вживую увидел, что аграрный сектор их интересует в первую очередь. Заключаются комплексные инвестиционные контракты, и на развитие и промышленности, и на строительство перерабатывающих предприятий. Но, первым делом, — соя и т. д. Большие объемы, аренда сельхозземель на 49 лет или субаренда, договора с нашими предприятиями. Все это по «интенсивным технологиям»: химия, пестициды. Нужна прибыль! Что я пытался узнать, с кем из специалистов разговаривал – все сходятся в том, что выгодно и используется «промышленная технология производства». Вот только, какая именно химия применяется, толком никто вообще не знает. И даже юридического права что-то контролировать у наших «-надзоров» часто вовсе нет. На мой взгляд, это выглядит так: приходи, кто хочешь, делай, что вздумается – главное, «откати бабла».

В общем, на Землицу-Матушку что-то сыплем. Иногда на мешках с этим «чем-то» иероглифы, иногда «Monsanto Company. Made in USA.». Это я утрирую, конечно. Ведомо мне, что яды от Монсанто фасуются у нас в стране, с русской уже маркировкой. И претензий именно к «китайским товарищам» у меня нет. Мне все равно, «Агент Оранж» это, которым вьетнамцев, как тараканов, травили. Или «инновационная разработка». И плевать на то, кто, где и сколько на этом подзаработает. Пчелки, вот, сдохли. И мне это как-то кушать не хочется. Детишек кормить – тем более.

Что можно сделать? Что можем сделать мы, обычные люди, чтобы не последовать вслед за пчелками по пути вымирания?

1. Говорить открыто о проблемах. Не позволять информацию замалчивать.

Это важно, и это работает. Когда я начинал проект Русская Тайга, очень много писали, что «это все фейк, тайга у нас безбрежная и никаких проблем с вырубками нет». Сейчас проблемы признали и власти. Есть и изменения, сажают коррумпированных чиновников, налаживают контроль. Хоть что-то, но улучшается. Общественное мнение игнорировать не получается!

Наше общество – это такой же живой организм, как и биосфера в целом. Многие люди безразличны и пассивны. И мы с вами, друзья-соратники, выступаем в роли рецепторов, нервных клеток нашего общества. Мы говорим: «Больно! Так нельзя!» Это первый шаг к тому, чтобы произошли изменения. Нужно проблемы осознать и сказать о них вслух. Только тогда проблемы эти будут решаться.

2. Опускать руки и говорить: «Все безнадежно», – нельзя! Мир меняется, и мы способны создавать эти изменения!

Еще раз возвращаюсь к пункту один: сначала общественный запрос! «Негры» должны заявить, что рабство не приемлемо – только тогда рабство сначала будет отменено, а потом и рабовладение станет уголовным преступлением!

3. Нужно создание глобальных «зеленых зон».

Я увидел всю нашу великую страну, от края и до края. И все больше задумываюсь над тем, что даже мало поврежденных экосистем не так уж и много. Совсем не поврежденных, не затронутых деятельностью человека – нет вообще. И в далеких горах, и в заповедниках, идут дожди. Над ними дуют ветры, приносящие дым заводов. Летают самолеты.

«Экологическое сознание» у людей просыпается. Происходят изменения, даже законы понемногу меняются. Но, с одной стороны, это происходит очень медленно. А, с другой стороны, бешеное сопротивление тех, кто на уничтожении природы зарабатывает. И на их стороне и деньги, и власть. Мы уже реально рискуем потерять все. Доступные леса вырубили – лезут в заповедники, заказники и отдаленные районы. Старые сельхозрайоны изгадили, Землю-Матушку изранили – «осваивают» новые. Везде так!

Выделение особых «зеленых зон» с особым экологическим статусом могло бы помочь. «Продавить» законодательно такое решение легче, чем запрет, например, пестицидов вообще. Запретить совсем мега-монстры бизнеса не дадут. А вот с наличием зон, где применение ядохимикатов запрещено, под давлением общества смирятся.

Идея, конечно, «сырая».

Мне мои читатели присылали уже ссылки на похожие сюжеты фантастических произведений с «зонами для избранных богачей» в мрачной техно-антиутопии возможного будущего.

Как раз сейчас еще не поздно создать «зеленые зоны», которые бы приносили пользу всем гражданам. После вырубок я познакомился с темами свалок, бытового и промышленного мусора. С сельским хозяйством. Увидел, что такое промышленное сельхозпроизводство в разных регионах нашей страны. И я увидел, что экологическое сельское хозяйство совершенно не конкурентоспособно по сравнению с «химически-интенсивным». Да и какой толк работать без пестицидов, когда сосед опыляет свое поле с самолета этой дрянью? И ветерок что-то и тебе принесет, и пчелки на его поле и твои слетают, а потом передохнут. У меня стала формироваться идея глобальных «зеленых зон». Ну, не вижу другого варианта! Только на больших территориях законодательно запретить пром! Тогда там могли бы производиться действительно чистые экопродукты. Продавались бы дороже, и это позволило бы быть рентабельным такого типа сельскому хозяйству. Сейчас для покупателя-горожанина бренд «эко» не всегда гарантирует, что это действительно эко. Часто это обычное промышленное сельхозпроизводство, под «эко» брендом, не более.

Я озвучивал такую идею «зеленых зон» местным жителям там, где такие зоны потенциально могли бы быть. И скажу, что люди меня прекрасно поняли и им такая идея нравится. Зря чиновники у нас время от времени называют людей идиотами, за которыми только надзор и контроль требуется. Это далеко не так! Люди прекрасно понимают ценность чистой воды и воздуха. И мгновенно улавливают конкурентные преимущества гарантированно чистой «зеленой зоны» для сбыта сельхозпродукции. И сельским хозяйством именно так, чисто, как деды и прадеды, заниматься хотели бы. Тем более, что современные технологии позволяют давно любой уровень бытовых удобств и доступ к любой информации через интернет совершенно в любой точке планеты.

Идея «сырая», но я не вижу альтернатив. «Большой бизнес» лезет везде. Аппетиты не ограничиваются ничем: сколько бы ни сожрал, все мало. И формирующийся сейчас в обществе запрос на экологически чистые продукты уже используется: вся культура превращается в общество сплошной подмены ценностей и понятий. Знакомился как раз с китайскими агропредприятиями. И пару примеров встретил того, что продукция явного «прома», с ядохимикатами и стимуляторами, продается не просто как «эко» бренд, а как продукт для здорового питания и БАД.

 

Автор: писатель Павел Пашков.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
«ПОФ»